Остров Гренландия

На 1200 км с севера на юг протянулся самый крупный остров земного шара — Гренландия. Его северное побережье расположено всего в 800 км от северного полюса и представляет собой самую северную сушу на земном шаре. Южная оконечность — скалистый бесплодный мыс Фарвель — располагается под 60 градусах с. ш., т. е. на широте Санкт-Петербурга.

С моря побережье острова кажется довольно однообразным. Большую часть года оно окутано плотной пеленой седого тумана. С борта приближающегося к острову корабля вначале можно увидеть лишь беспорядочное скопление небольших скалистых островков, разделенных широкими, усеянными бесчисленными подводными камнями проливами, в которых почти всегда скопляются плавучие льды и айсберги.

За полосой этих почти безжизненных голых скал постепенно начинают вырисовываться цепи гор очень неправильной формы, но почти всегда с отвесными склонами и широкими приплюснутыми вершинами. Многие из них поднимаются до 1000 м высоты и несут на себе леднички и поля вечных снегов. Каждый горный массив — полуобтров, так как между ними имеются пространства воды, разрывающие горную цепь и уходящие от океана вглубь суши. Это фьорды, узкие, но очень глубокие заливы, достигающие иногда свыше 100 км длины.

Остров Гренландия

Фьорды густой сетью расчленяют побережье Гренландии. Длина береговой линии острова — 39 тыс. км. Это почти равно окружности земного шара. Когда корабль входит в фьорд, то перед теми, кто находится на его борту, открывается полный величия и красоты вид. Фьорд напоминает гигантский каньон, его стены поднимаются от воды совершенно отвесно на несколько сотен метров, и при низкой облачности верхние части их часто скрыты от взора наблюдателя так, что сам фьорд напоминает грандиозный извилистый туннель, ведущий вглубь горной страны.

Особенно красивы фьорды в северо-восточной Гренландии. Их стены образованы слоями разноцветных, большей частью светлых пород и поднимаются иногда до 2000 м. В ясные летние дни косые лучи низкого арктического солнца озаряют лишь вершины гор, которые отражаются в спокойных глубоких водах фьорда. Берега их кажутся пустынными и бесплодными. Лишь стаи морских птиц оживляют хотя и величественный, но угрюмый пейзаж.

На севере и северо-востоке Гренландии часто можно увидеть белых медведей, приплывающих сюда со льдами из Центральной Арктики, стаи волков, охотящихся на овцебыков, крупных покрытых густой шерстью травоядных млекопитающих с большими острыми рогами. Однако овцебыки встречаются теперь очень редко. Олени, некогда очень многочисленные на западном побережье, теперь почти истреблены и держатся в наиболее удаленных районах у края ледника. На покрытой снежным саваном земле трудно заметить полярных зайцев, хотя они довольно многочисленны, но их белая пушистая шубка делает их совершенно незаметными на фоне снежных сугробов.

Гораздо богаче животный мир фьордов. Здесь обитают многие виды тюленей, моржи, касатки, белухи и другие морские млекопитающие. Не так давно у берегов острова встречались громадные гренландские киты, теперь уже окончательно истребленные.

Редко на низком скалистом берегу можно увидеть землянки эскимосов или дощатые домики датских колонистов и чиновников. В Гренландии насчитывается около сотни населенных пунктов, в которых проживает 27 тыс. человек, главным образом эскимосов. Эскимосы — коренные жители Гренландии; они занимаются охотой и рыболовством. В XVIII в. появились датские мореплаватели, которые подчинили себе население острова. Теперь Гренландия — территория Дании. Во время второй мировой войны американцы высадились на острове и построили здесь ряд военных баз.

Наиболее приветливы и оживленны фьорды южной Гренландии, где сосредоточена большая часть населения. Вблизи поселков снуют утлые, напоминающие байдарки эскимосские лодочки — каяки, а защищенные от ветров участки суши покрыты яркой зеленью лугов и рощицами кривых низкорослых берез и ольхи. Именно эти берега и эти рощицы в свое время увидел исландец Эйрик Рыжий, первый из европейцев вступивший на этот остров. Поддавшись первому впечатлению, он назвал его «Зеленой страной». Трудно подыскать более неподходящее название для острова, 1/8 территории которого представляет ледяную пустыню.

Ледяной массив острова скрыт за горным барьером. Однако уже во многих фьордах можно увидеть концы ледяных рек, которые представляют собой отростки покровного ледника.

Внутренняя Гренландия — это переполненная льдом чаша. Толща льда превышает здесь 3 км. Под его весом подстилающая поверхность прогнулась до уровня океана, тогда как сам ледяной массив поднимается на высоту, превосходящую Карпаты или Апеннины. Лед не лежит неподвижно, а постепенно перемещается к краям ледникового покрова. Попадая в фьорд, он движется иногда со скоростью до 30—40 м в сутки, быстрее, чем в каких-либо других ледниках земного шара.

Находясь у края ледника, иногда можно видеть, как он перемещается. Неподвижный большую часть времени, ледник вдруг оживает и с грохотом, напоминающим артиллерийскую канонаду, начинает продвигаться по фьорду. Его поверхность трескается, гнется, коробится до тех пор, пока одна из трещин не разрежет его сверху донизу и громадный кусок льда не опрокинется в фьорд. Ныряя ко дну, а затем, всплывая, он поднимает настолько большие волны, что даже крупным кораблям опасно приближаться к этому месту. Так рождаются айсберги — плавучие ледяные горы, поднимающиеся над водой иногда на сотню метров.

Многие отростки покровного ледника Гренландии отделяют каждый год до 3 тысяч айсбергов, общим объемом в 25—30 куб. км. У краев таких «высокопродуктивных» ледников постоянно скопляются сотни айсбергов самой разнообразной формы и размеров. Подхваченные ветрами и течениями, они один за другим покидают фьорды и долго странствуют у берегов острова.

Айсберги Гренландии от восточного побережья обычно относятся течениями к южной оконечности острова и, попадая в теплые воды Атлантического океана, быстро тают. Еще более далекий путь совершают айсберги западной Гренландии. Вначале они плывут к северной части моря Баффина, а затем вместе с водами холодного Лабрадорского течения устремляются на юг к Северной Америке. Бывают такие годы, что айсберги доплывают до берегов острова Ньюфаундленд, пройдя свыше 3 тыс. км от того места, где они образовались.

Остров Гренландия

В 1912 г. крупнейший океанский пароход «Титаник», совершавший рейс из Соединенных Штатов в Европу, проплывая в тумане мимо берегов Ньюфаундленда, неожиданно натолкнулся на крупный гренландский айсберг и быстро пошел на дно. Лишь немногим из пассажиров и членов команды удалось спастись, большинство же погибло в ледяной воде Лабрадорского течения. Теперь в этих местах постоянно патрулируют специальные суда, сообщая по радио о движениях айсбергов. Если айсберги подплывают к берегам Ньюфаундленда, то трансатлантические суда изменяют свои маршруты и обходят этот опасный район.

Сурова природа ледяной пустыни Гренландии. Целыми неделями здесь дует поземка, перевевая сухой снег и сгребая его в заструги — сугробы, напоминающие низкие широкие и плоские барханы. Ветры, таким образом, придают поверхности ледника облик настоящей пустыни. Однако если в пустынях почти на каждом шагу можно увидеть признаки жизни, то ледяная пустыня совершенно безжизненна. Только микроскопические водоросли двух видов поселяются изредка на поверхности по краевой части ледника, окрашивая лед в бледно-розовый цвет. В центре же ледника — только лед, снег и ветер…

Особенно сильные штормы бывают на леднике осенью. Иногда скорость ветра достигает 200 км в час. В такую погоду путешествовать по леднику совершенно невозможно. Ветер поднимает в воздух не только снег, но и мелкие частицы льда, которые ранят незащищенную кожу. «Даже строения не могут полностью гарантировать безопасность человека,— пишут зимовщики одной из экспедиций.— При сильных порывах ветра стены построек бомбардировались осколками льда; некоторые из них разбивали окна, и порывы насыщенного снегом ветра врывались внутрь помещения. Ящики с продовольствием, весившие нередко свыше сотни фунтов, уносились далеко за пределы лагеря».

Когда штормы стихают, наступают морозы. Среди зимы температура на леднике часто опускается ниже —60е и даже в разгар «лета» бывают морозы до —20° и ниже. В 1751 г. датчанин Делагер первым совершил переход через один из отростков покровного ледника. Углубившись в ледяную пустыню километров на 20—30 и увидев на горизонте скалы, поднимающиеся над ледяным покровом, он решил, что где-то там кончается ледник. После этого строились предположения, что внутри острова находится страна, «покрытая сочными травами и изобилующая оленями». Рассеять эти домыслы удалось лишь известному полярному исследователю О. Норденшельду, который в 1883 г. проник вглубь острова на 120 км и ничего не увидел, кроме бескрайной ледяной пустыни.

О путешествии Норденшельда узнал Ф. Нансен, тогда еще молодой, начинающий исследователь Арктики. Заинтересовавшись природой Гренландии, он решил исследовать покровный ледник и пересечь южную часть острова. Начальным пунктом путешествия он избрал почти совершенно безлюдное восточное побережье, с тем, чтобы потом достичь эскимосских поселков на западном берегу острова.

«Когда путешествие уже начнется,— писал Нансен,— позади будут сожжены все корабли, и для сохранения своей жизни и возвращения домой необходимо будет дойти до населенных мест на западе, во что бы то ни стало; иного выбора не будет, а это всегда сильный стимул в действиях человека».

Путешествие Нансена было трудным и полным опасностей. Когда в июле 1886 г. Нансен на небольшом охотничьем судне подошел к Гренландии, то оказалось, что путь к берегу преграждают скопления плавучих льдов. Почти месяц ушел на безрезультатное курсирование вблизи острова в поисках разводий. Короткое арктическое лето близилось к концу, и Нансен уже опасался неудачного исхода экспедиции, как море неожиданно начало очищаться от льдов.

С борта корабля были спущены 2 шлюпки, на которых Нансен с пятью спутниками отправился к берегу. Однако едва лишь шлюпки удалились от корабля, как с севера надвинулись льды и путь к берегу оказался отрезанным. Пришлось вытащить лодки на льдину, которая, к огорчению путников, дрейфовала от берега. Десять дней ушло на упорную борьбу со льдами, прежде чем они достигли острова.

Переход по леднику оказался не менее тяжелым. Особенно трудным было продвижение через краевую часть ледника, поверхность которой таяла под лучами летнего солнца. Потоки талой воды промывали отвесные каньоны на несколько метров глубины и рассекали поверхность ледника по всем направлениям. Помимо этих промоин, на пути путешественников встречались многочисленные длинные трещины глубиной иногда свыше сотни метров.

Через трещины местами сохранились образовавшиеся после зимних снегопадов снежные арки, крайне непрочные, порой просто предательские. Осторожно прощупывая снег, с риском для жизни путешественники переправлялись через трещины. Днем, когда грело солнце, было даже жарко, но ночью температура падала и мокрая одежда покрывалась льдом. Особенно мерзли ноги. Приходилось применять все средства для того, чтобы спасти их от обмораживания.

Когда достигли центральной части ледника, то приборы показали, что путешественники поднялись на 2800 м. Здесь уже снег не таял и термометр падал по ночам до —20°. Зато поверхность стала ровней и попутные ветры облегчали передвижение. На западном склоне опять появились трещины и вода, но здесь уже близко были люди, и это прибавляло сил исследователям. Пятисоткилометровый путь по ледяной пустыне был пройден Нансеном за 39 дней.

Остров Гренландия

Экспедиция дала большие результаты: она подтвердила предположение Норденшельда о том, что ледник покрывает весь остров, и что этот покров имеет форму полого выпуклого массива. Кроме того, наблюдениями за температурой воздуха и ветрами было установлено, что ледник оказывает сильное охлаждающее влияние на атмосферу.

Не все экспедиции в Гренландию оканчивались столь благополучно, как экспедиция Нансена. Особенно трагичной была судьба известного немецкого ученого А. Вегенера. В 1930 г. он прибыл в Гренландию с целью установить здесь три станции-зимовки. Наиболее важные наблюдения предполагалось проводить в центральной Гренландии, куда в начале лета прибыло двое зимовщиков. Позже Вегенер сам отправился на эту станцию, захватив с собой большой запас продовольствия и приборы. Начиналась зима. Все сильней становились штормы.

Сопровождавшие Вегенера эскимосы из-за плохой погоды отказались идти дальше и повернули собачьи упряжки. Но впереди, в центре ледяной пустыни, были люди. Один из эскимосов решил помочь своему начальнику. Захватив часть груза, они достигли центральной станции, где были встречены ожидавшими их зимовщиками. Но общей радости скоро пришел конец. Когда подсчитали все запасы продовольствия, то их оказалось так мало, что едва могло хватить на всех. И тогда Вегенер решил уйти. Его сопровождал верный ему эскимос. До побережья надо было пройти почти 500 км.

Весной следующего года на полпути между побережьем и центральной станцией нашли труп Вегенера. По всей вероятности, он умер от паралича сердца, вызванного переутомлением. Судьба его спутника — эскимоса осталась неизвестной. Экспедиция Вегенера закончилась трагично вследствие того, что он вовремя не получил поддержки и помощи. Он был исследователем-одиночкой.

До сих пор остров Гренландия привлекает многочисленных исследователей. Обширная ледяная шапка острова является как бы природной лабораторией для изучения многих явлений природы, характерных для Арктики.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *